НАЦИОНАЛИЗАЦИИ АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Обзор приватизации в странах Европы

Великобритания

Пионером приватизации в виде крупномасштабной экономической реформы в национальных масштабах стало в 1979-1987 консервативное правительство Великобритании М.Тэтчер. Британская приватизация касалась энергетических компаний, транспортных предприятий, распродажи государственных квартир в полную собственность бывшим арендаторам. Стремясь добиться народной поддержки, правительство сознательно занижало при распродаже стоимость акций госпредприятий, что позволило нескольким миллионам англичан стать акционерами.

С 1981 по 1987 год в частную собственность перешли такие компании, как «British Telecom» (доход бюджета от продажи 3,693 млрд. ф.ст); «British Gas» (доход 7,750 млрд. ф.ст); «British Petroleum» (доход 7,200 млрд. ф.ст).

В результате крупномасштабной британской приватизации размеры государственного сектора сократились на 2/3, выручка от реализации активов государственных предприятий составила огромную величину – около 80 млрд. фунтов стерлингов. Эти меры укрепили и стабилизировали государственный бюджет страны, создали вместо громоздких низкорентабельных или даже убыточных монополий сотни новых конкурирующих между собой частных фирм, что реально повысило эффективность производства. Опыт Британии в области приватизации оказал прямое влияние практически на все страны мира.

Франция

Госсектор Франции формировался под воздействием сменявших друг друга волн национализации (1936, 1945, 1982 годов) и приватизации (конец 60-х и первая половина 70-х годов, 1986-1988, 1993-1996 годов). Выбор правительствами той или иной стратегии в каждый конкретный исторический момент обусловлен многими экономическими, идеологическими политическими и другими мотивами. Однако главную роль во Франции, глубинную первопричину изменений в политике правительств в отношении госсектора играли экономические императивы.

В отличие от национализации 1982 года приватизация 1986 года не стала единовременным актом, связанным исключительно с приходом к власти правоцентристского правительства. Она приобрела характер долговременного стратегического курса, которого придерживались все правительства Франции, в открытой форме или де-факто, независимо от их политической ориентации.

У этой приватизации существует внутренняя противоречивость: приватизация вовсе не означает «ухода» государства из экономики, хотя формально приводит к сокращению размеров государственной собственности. При проведении приватизации правительства разной политической ориентации всегда старались сохранить в своих руках (или даже увеличить) рычаги контроля и управления экономическими процессами. Это очень важно для соблюдения законов ее проведения, так как соблазн расхищения государственной собственности во время приватизации особенно велик. Все мероприятия по приватизации тщательно и порой долго готовились, просчитывались различные варианты и возможности, а в послеприватизационный период государство продолжало наблюдать за деятельностью переданных в частные руки предприятий с тем, чтобы не допустить их перепродажи. Государством принимались меры, ограничивающие сосредоточение капитала приватизируемых компаний в одних руках, а также ограничивающие участие в их капитале иностранных инвесторов.

Политика приватизации имела свои плюсы и минусы. Далеко не всегда, как свидетельствуют приведенные факты, она способствовала повышению эффективности и нередко приводила к обострению социальных конфликтов. По-видимому, проблема неэффективности хозяйственного механизма, которую пытались решать через приватизацию, отнюдь не зависит напрямую от масштабов государственной собственности, степени административного вмешательства и регулирования.

За пять лет было приватизировано 29 промышленных фирм и банков. Приватизация во Франции охватила, прежде всего, конкурентные, высокорентабельные отрасли. Работникам приватизируемых предприятий досталось по льготной цене лишь 10 % капитала. За три года премьерства по инициативе премьер-министра Ж.Ширака были приватизированы телекоммуникационная компания Alcatel Alsthom, национальный канал TF1, 5 крупных сберегательных банков, 2 большие финансовые группы. В 1990–2000-е во Франции прошло еще несколько «волн» национализации.

Приватизация во Франции имела четко выраженный фискальный характер. Государство продавало свою собственность по значительно более высоким ценам по сравнению с компенсационными платежами при национализации. В итоге государство выручили 71 миллиардов франков, значительная часть этой суммы пошла на погашение государственного долга. Французская приватизация привела к росту численности акционеров - к концу 80-х годов она достигла 6 миллионов, т.е. собственником акций стал каждый шестой житель страны старше 18 лет.

Германия

Возрождение предпринимательства в первый период времени после Второй мировой войны шло в восточных землях в нескольких формах. Это и создание новых фирм, и реприватизация, и организация совместных предприятий при участии западного капитала и бывших народных предприятий. Своего рода переходной мерой является децентрализация управления в рамках бывших комбинатов, в результате чего прежние государственные предприятия начинают действовать как свободные производители в рыночной среде.

Сразу же после объединения Германии было подано около 6000 заявок о выкупе предприятий их бывшими владельцами. При полном выкупе хозяйства предприятия имели возможность получить кредит у Немецкого кредитного банка под залоговую стоимость земельного участка. Кредиты на модернизацию можно было получить по линии «Программы возрождения Европы».

Хозяйство ГДР структурно было организовано в 250 комбинатов, в которых в свою очередь входило около 8000 предприятий. После объединения Германии все они были переданы под управление ведомства по реорганизации и приватизации, называемого Попечительским или Опекунским советом. Но не все предприятия могли быть приватизированы. Поэтому параллельно с приватизацией были и другие подходы поиска эффективного управления.

Первым путем был роспуск комбината: входящие в него предприятия получали полную самостоятельность, выбирали директоров и действовали на свой страх и риск. Второй путь – превращение комбината в штаб – квартиру с координационными и поддерживающими функциями, которые предприятию выгодно делегировать такого рода центру. Третий путь – это создание холдингов вместо прежних производственных объединений.

В марте 1990 года в ГДР был издан закон об учреждении и деятельности частных предприятий и об участии в капитале, где определялись условия приватизации.

После того как обозначились временные рубежи объединения, понадобилось примерно 4 месяца, чтобы завершить формирование правовой базы для приватизации восточногерманских предприятий. Договор о создании валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР от 18 мая 1990 года учреждал Опекунский совет по управлению государственным имуществом. К нему переходил государственный долг ГДР в том объеме, в каком он мог быть погашен будущими доходами от реализации государственного имущества. Оставшаяся задолженность распределялась между новыми восточными землями.

При анализе деятельности предприятий выяснилось, что лишь 8 % рабочих мест являются рентабельными, а производительность труда в ГДР составляла менее 30 % от западногерманского уровня. Тем не менее, к концу 1994 года, когда попечительское ведомство завершило свою деятельность, удалось приватизировать или вернуть прежним владельцам около 20000 предприятий, преимущественно производственных. При этом в договорном порядке были получены гарантии создания 1,5 миллиона рабочих мест и выделения инвестиций на сумму 210 миллиардов марок. Как показывает текущая проверка выполнения гарантий, данных предприятиями, в среднем было создано больше рабочих мест и вложено инвестиций, чем это предусматривалось договорами.

После Попечительского совета были созданы другие организации, которые занимаются приватизацией оставшихся в руках государства производственных предприятий и контролируют выполнение договоров, заключенных с инвесторами.

Испания

В Испании государственный сектор экономики за последние 15-20 лет значительно сократился. Если в середине 70-х годов его доля в общем объеме валового внутреннего продукта страны составляла более 90 %, в середине 80-х – 83 %, то сейчас – чуть больше 30 %. Продажа бывших государственных предприятий осуществляется уже почти 20 лет.

К государственному сектору экономики еще совсем недавно относилось большинство промышленных предприятий Испании. Вся электроэнергия в стране производилась на государственных электростанциях компании «ЭНДЕСА». Государственными были – весь используемый в стране газ, 65 % угля и почти 90% стали. Полностью в руках государства находилась телефонная связь.

К государственному сектору экономики относились также сеть лучших гостиниц, ведущие туристические агентства и даже гольф-клубы. Разумеется, весь общественный транспорт в стране, кроме такси, был государственным.

И весь этот гигантский сектор национальной экономики, включавший в себя более половины всех предприятий Испании, управлялся из одного центра – так называемого Национального Института промышленности. По сути, это было одно грандиозное министерство.

Впрочем, такая структура экономики, созданная во времена диктатуры генерала Франко, вполне соответствовала тогдашнему авторитарному режиму. Франко пришел к власти в Испании в 1939 году в результате военного мятежа и трехлетней гражданской войны. Но лишь в 50-е годы его правительство обратилось к национальной экономике, пришедшей к тому времени в полный упадок.

Частный капитал был весьма слабым, в стране преобладало мелкое производство. Но диктатор особо и не доверял ни частной инициативе своих сограждан, ни иностранному капиталу, и делал главную ставку на свое государство. В те годы, ведущие промышленные предприятия национализировались одно за другим.

Легкой промышленностью и сельским хозяйством генерал Франко практически не занимался. И сельское хозяйство Испании оставалось традиционным: на юге преобладало крупное частное землевладение, на севере – мелкое.

Диктаторский режим прекратился после смерти Франко в 1975 году, затем наступил «переходный период», когда были заложены основы демократических преобразований.

Приватизацию государственной собственности в Испании начала Социалистическая Рабочая Партия, стоящая на позициях социал-демократии и близкая по идеологии, например, немецким социал-демократам. Эта партия находилась у власти почти 15 лет – с 1982 по 1996 годы. Примечательно, что именно левая партия начала приватизацию, поскольку даже ее лидеры убедились, что альтернативы не существует.

Сменившая социалистов в 1996 году и находящаяся по сей день у власти в Испании правоцентристская Народная Партия продолжила приватизацию. Продажа государственных предприятий – один из основных пунктов экономической программы нынешнего председателя правительства Испании Хосе-Мария Аснара. По своим взглядам он близок немецким христианским демократам.

Разногласий по поводу приватизации промышленных предприятий в испанском обществе практически не было. Против этого не возражали даже коммунисты – третья по влиянию политическая партия в Испании. Все ведущие политические силы страны, представленные в национальном парламенте, сходились в том, что роль государства в экономике должна быть ограниченной.

Это не значит, впрочем, что разногласий по поводу приватизации не существует вовсе. Но они затрагивают в основном социальную сферу – здравоохранение и образование. Здесь также давно присутствует частный сектор: многочисленные частные школы и университеты, развитая сеть частных клиник и консультаций. Тем не менее, ключевые позиции по-прежнему сохраняет за собой государство.

Частный сектор пока не в состоянии решить всех существующих в социальной сфере проблем. Ведь он всегда ориентирован на получение прибыли, а медицинское обслуживание, также как и общественный транспорт, должны быть общедоступны. В Испании и национальная железнодорожная компания «РЕНФЕ» пока остается в полной собственности государства, как и городской транспорт – автобусы и метро. Что касается общественного транспорта, то после многочисленных парламентских дебатов, в Испании началась приватизация национальной авиакомпании «Иберия». Автобусные междугородние перевозки уже приватизированы.

Практически все отрасли топливно-энергетического комплекса и телефонная связь также приватизированы.

Что касается других крупных монополий, то, скажем, приватизация национальной телефонной компании «Телефоника» была полностью завершена еще в 1996 году. Полностью приватизирована и другая крупнейшая государственная монополия – национальная энергетическая компания «ЭНДЕСА».

С другой стороны, в собственности государства по-прежнему остаются самые крупные в стране угольные шахты «Hunosa», в провинции Астурия, на севере. Их приватизация пока нереальна – шахты убыточны, а просто закрыть их государство не может. Без работы сразу скажутся сотни людей. Поэтому испанское правительство считает пока более целесообразным предоставление дотаций этим шахтам, так как не в состоянии решить проблему переквалификации и трудоустройства шахтеров в этом угольном регионе. Также, неприватизированными на данный момент остаются судостроительная компания Izar, телерадиовещательная компания RTVE и национальная железнодорожная компания RENFE, которые вместе образуют более чем 90% государственной собственности.

Как же осуществляется контроль за предприятиями стратегических отраслей? Как правило, государство владеет в этих компаниях так называемой «золотой акцией», дающей право блокировать любое нежелательное, с точки зрения правительства, решение акционеров. Кроме того, ни испанская, ни зарубежная компания, не может купить сколько-нибудь значимый пакет акций предприятия, относящегося к числу стратегических, без специального разрешения правительства Испании.

Существует специальная, подотчетная парламенту, государственная Комиссия по приватизации, которая контролирует весь процесс продажи государственных предприятий. В среднем крупнейшие предприятия в Испании продаются в течение 5-8 лет.

В целом, эксперты констатируют, что история приватизации и национализации в Испании – это история «национализации убытков и приватизации прибылей». Действительно, в кризисные времена правительство скупало или иным образом национализировало убыточные предприятия, фактически спасая их от банкротства. В дальнейшем, когда по тем или иным причинам (кто из-за высоких цен на телекоммуникационные услуги, электричество, газ и нефть (Repsol, Telefonica, Endesa, Gas Natural), кто из-за хорошего спроса на продукцию (Indra в области электроники, Inespal в алюминиевой отрасли) они становились прибыльными и успешными и компаниями, правительство вновь продавало их в частные руки. Одновременно традиционно убыточные отрасли, такие как, например, предприятия угольной промышленности, радио- и телевещания, железнодорожные и судостроительные компании, остаются в руках государства. Кроме того, аналитики констатируют, что цели приватизации – увеличить доходы бюджета настолько, насколько это возможно, и усилить конкуренцию на различных рынках – в целом противоречили друг другу (укрупнение предприятий с целью увеличения их стоимости вело к сокращению конкуренции), поэтому удавалось достигать либо одного, либо другого, но не того и другого вместе.

Италия

Государственный сектор итальянской экономики начал формироваться в 1930-х гг. одновременно с тем, как Италия превращалась из аграрной страны в развитое промышленное государство. Государство очень активно участвовало в развитии как промышленности, так и финансово-банковской системы. В стране появились несколько крупных производственно-финансовых объединений, главенствующую роль в которых играл государственный капитал. В результате к 1960-м гг. правительство Италии прямо или косвенно контролировало около 40% национальной экономики, а в отдельных отраслях эта доля могла доходить и до 90%.

Новые экономические реалии конца ХХ века заставили многие страны пересмотреть принципы формирования своего экономического потенциала, не стала исключением и Италия. В 1992 правительство приступило к программе частичной реализации предприятий государственного сектора. Одними из основных целей приватизации были объявлены повышение конкурентоспособности предприятий и уменьшение дефицита государственного бюджета. В том же году были приняты несколько важнейших для приватизационных процессов законов. Согласно одному из них, все основные государственные монополии (ENI – нефть, газ, химия, цветная металлургия, машинное оборудование; IRI – тяжелое машиностроение, авиа- и железнодорожный транспорт, моторы, страховые компании; ENEL – электроэнергетика; INA – страховой бизнес) а также некоторые банки были преобразованы в акционерные общества. Плюс к этому, были созданы несколько специальных государственных органов, функцией которых стало осуществление приватизационных процессов. В 1994 году был принят еще один важный зак он, который закрепил за государством право принятия окончательных решений по стратегическим вопросам деятельности приватизируемых компаний, это положение было реализовано путем применения механизма «золотой акции».

В общем и целом, схема приватизации предприятий государственного сектора была построена таким образом, чтобы создаваемый акционерный капитал не «растекался», а мог быть сосредоточен у ограниченного числа акционеров, которые были бы при этом объединены общими стратегическими интересами.

За период с 1993 по 2000 гг. из-под государственного контроля в частные руки перешли практически все предприятия пищевого сектора, предприятия металлургии, банковской сферы, телекоммуникационные компании, фирмы отрасли управления дорожным хозяйством, транспортные предприятия. Эксперты отмечают, что Италия стала одной из немногих стран, где в частные руки была передана практически вся сеть автомобильных дорог.

Всего с 1993 по 2000 гг. поступления в бюджет страны от приватизации составили 106,6 млрд долл., обеспечив примерно 8% валового внутреннего продукта страны за этот период.

В последующие годы процесс приватизации в Италии продолжался, однако масштаб осуществленных мероприятий становился все менее значительным. Например, в 2003 году за весь год было приватизировано два объекта государственной собственности, зато объем бюджетной выручки от их продажи составил немногим более 4,5 млрд евро. В частности, летом 2003 состоялся публичный тендер на продажу активов Национального табачного агентства Италии (ETI), его выиграла British American Tobacco, выручка от приватизации агентства составила 2,32 млрд. евро, и это в 12 раз больше объема расчетной валовой прибыли ETI в том же году. Осенью 2003 был осуществлен второй транш приватизационной кампании государственной электроэнергетической корпорации ENEL, в ходе которого был реализован пакет из 400 обычных акций на общую сумму 2,17 млрд евро.

Что любопытно, бросается в глаза очевидная взаимосвязь между началом перестройки в СССР и заметным ростом числа приватизационных процессов в Западной Европе именно во второй половине 1980-х. После прихода к власти Горбачева и провозглашения им курса на "ускорение социально-экономического развития страны" руководство стран Запада охватила безудержная эйфория. Наблюдая за "реформаторскими" действиями Горбачева, (которые в основной своей массе являлись попытками слепо скопировать социально-экономическое устройство западного общества) и за развивающимися в СССР процессами, инициированными этими действиями - западная "элита" уже не сомневалась: "Империя зла" приняла курс на либерально-демократические ценности. Победа капиталистических идей над идеями социализма - западной "элите" виделась окончательной и бесповоротной. Этим обстоятельством во многом объясняется "приватизационный бум" середины 80-х...