НАЦИОНАЛИЗАЦИИ АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Мы уже преодолеваем эпоху капитализма и социализма

(отрывки из интервью Джона Гэлбрейта)


Гэ́лбрейт Джон Ке́ннет — американский экономист, представитель старого (Вебленского) институционального и кейнсианского течений, один из видных экономистов-теоретиков XX века.


[...]

хочу дать вам совет взвешенно подходить к рекомендациям, исходящим из западных стран и США. Насколько я заметил из газет, такие рекомендации нередко даются людьми, чья безоглядная приверженность идеологии свободного предпринимательства и чья убежденность в том, что государство не должно играть в экономической жизни никакой роли, могли бы стать губительными даже для нас, если бы мы к этому прислушивались.

Важно понять, что в СССР каждый шаг на пути к рынку дается гораздо сложнее, чем это предполагали у нас. И даже я – почетный член АН СССР – ловлю себя на том, что говорю с осторожностью. ... Когда страна перешла к созданию громадной индустриальной структуры – металлургических заводов, систем электрификации, транспортной сети, топливной промышленности, то, несомненно, система планирования, указания, исходящие из Госплана, опять же оказались весьма эффективными. В конце концов именно таким образом была создана великая индустриальная держава.

[...]

Мое глубокое убеждение состоит в следующем. В тяжелой промышленностисуществует определенная стабильность в том смысле, что производство не подвержено колебаниям, связанным с дизайном, изменением потребительских вкусов и т.д. В этих условиях система директивных указаний функционирует вполне успешно.

Зато далее возникает проблема. Ведь когда речь идет о производстве потребительских товаров с его широким ассортиментом и подвижным колебанием потребительских запросов – например, в автомобилестроении, где необходим также ряд вспомогательных отраслей, - центральное планирование перестает работать. Здесь нужна обратная связь между потребителем и производителем. И нужен – я говорю это отнюдь не из-за идеологических соображений – нужен рынок, ибо альтернативы ему нет.

[...]

Объективность же заключается в том, что и в США, и в СССР, и у капитализма, и у социализма есть общее – наличие больших бюрократических структур, которые при любых обстоятельствах становятся фактором стагнации. ...не стоит думать, юудто крупное частное предприятие не может стать бюрократическим и малоэффетивным. В этом, на мой взгляд, одна из причин замеждения индустриального развития Великобритании. ... после Второй мировой войны я был уполномоченным по вопросам цен – никто в США не мог повысить цены без моего разрешения. Мне часто приходилось вести переговоры с руководителями крупнейших корпораций – стальных, угольных, химических, нефтяных и других. Нередко то были очень бюрократизированные организации, причем скажу (полушутя, конечно), что в интеллектуальном отношении главы тех корпораций весьма походили на выпускаемую ими продукцию.

[...]

Что касается выплаты долгов, то существует обширный мировой опыт, есть масса различных возможностей... В 30-х годах XIX века США взяли у англичан огромную сумму на строительство каналов и дорог. В 70-х годах того же столетия мы вновь влезли к ним в долги, занявшись строительством железных дорог, а 1914-1918 годах уже Англия и Франция одолжили у нас громадные средства для покрытия военных расходов... Когда канадцы строили свои железные дороги, они также заняли очень много у англичан. Во всех случаях выход был очень простым. Каким? Не платить!

В прошлом веке было найдено решение проблемы долгов. Когда канадцы завершили строительство дорог, с них стали требовать долг, и в результате долгих споров вопрос был вынесен на рассмотрение арбитражного суда в США. Суд решил освободить канадцев от уплаты.

[...]

Мне кажется, что конвертируемость рубля – вещь довольно отдаленная и не срочная в сравнении с другими проблемами. Ведь если перейти к ней до того, как будет заморожена денежная масса, это будет подарком для людей, которые сразу переведут ее в валюту. Должен сказать, после войны Англия, Германия, Франция очень медленно шли к конвертируемости. Когда в 1945 году мы вели переговоры с Англией о крйпном кредите Лондону, некоторые недальновидные политики требовали, чтобы к 1946 году фунт стерлингов стал конвертируемой валютой. Результат – превращение денег в бумагуи введение контроля за валютным курсом, к которому англичане были вынуждены вернуться.

Хочу вас предостеречь - имея дело с американцами, вы должны сознавать, что вам будут попадаться люди, которые станут советовать: «Раз капитализм, значит, должна быть фондовая биржа, должны быть конвертируемость, должна быть возможность той ли иной эксплуатации, должно быть полное раскрпощение рынка». Это совет безответственный.

[...]

Я консервативен и являюсь сторонником постепенных шагов. Но самое главное, на мой взгляд, - нужно заниматься делом, исходя не из принадлежности к тому или иному строю, а из соображений целесообразности. Мне кажется, мы уже преодолеваем эпоху капитализма и социализма, вступая в эру прагматизма.