НАЦИОНАЛИЗАЦИИ АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Бойко Максим Владимирович

Бойко Максим Владимирович

Родился 30 августа 1959 г. в г. Москве.

В начале 70-х гг. выехал с родителями из СССР, до 16 лет жил в США, затем возвратился в Советский Союз.

Окончил Московский физико-технический институт по специальности "инженер-физик" в 1982 г., аспирантуру, кандидат экономических наук.

1985-1992 — научный сотрудник, начальник отдела Института мировой экономики и международных отношений, прошел стажировку в Национальном бюро экономических исследований США.

С 1992 г. — советник в группе консультантов Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом, главный экономический советник.

В 1995 г. — заместитель председателя — ответственный секретарь Комиссии Правительства РФ по экономической реформе.

1993-1996 — генеральный директор Российского центра приватизации.

1996-1997 — заместитель руководителя Администрации президента РФ по взаимодействию с политическими партиями, общественными организациями, вопросам СМИ, являлся также председателем Совета по делам инвалидов при Президенте РФ и членом Временной чрезвычайной комиссии при Президенте РФ по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины.

В конце 1996 г. вошел в Совет директоров ЗАО "Общественное российское телевидение" (ОРТ), а в 1997 г. был назначен председателем Коллегии представителей государства в ЗАО ОРТ.

13 августа 1997 г. занял пост заместителя председателя Правительства РФ — председателя Государственного комитета по управлению государственным имуществом, который в октябре был преобразован в Министерство государственного имущества РФ.

В ноябре 1997 г. в связи со скандалом вокруг книги "История приватизации России" (авторы А.Чубайс, А.Казаков, М.Бойко и др.) подал в отставку с занимаемого поста.

В 1997 г. являлся также секретарем Совета по местному самоуправлению в РФ, членом правительственных комиссий по экономической реформе и по оперативным вопросам, членом межведомственной комиссии по экономической безопасности; автор ряда научных работ, в том числе книги "Приватизируя Россию" (в соавторстве), изданную в США в 1995 г.; принимал участие в разработке программы чековой приватизации.

С декабря 1997 г. - генеральный директор АО "Группа компаний "Видео Интернэшнл".

В начале 90-х Максим Бойко входил в "чубайсовскую" группу разработчиков механизма приватизации, а затем работал главным экономическим советником А.Чубайса. Как и Дмитрий Васильев, Бойко принимал самое активное участие в судьбе американских советников.

Напомним, что еще в 1997 году в США вспыхнул серьезный скандал по поводу деятельности на ниве российской приватизации экспертов из Гарвардского университета. Были выдвинуты настолько серьезных обвинений, и Гарвард постарался избавиться от некоторых из своих сотрудников, которые оказались замешаны в сомнительных приватизационных процессах в России. Однако демократической администрации Билла Клинтона удалось дело замять.

В 2000 году по инициативе Конгресса США было начато судебное расследование деятельности экспертов Гарвардского университета, которые представляли в Москве сверхвлиятельную группу консультантов Правительства РФ с самого начала реформ. Припомнили в Вашингтоне и то, что на помощь делу российской приватизации Гарвардскому университету было выделено 34 млн долларов.

Американские эксперты работали не просто в тесном контакте с либерал-реформаторами, а были их штатными сотрудниками, то есть хотя бы в ряде криминальных случаев бывшие российские шефы несут ответственность за действия своих бывших американских подчиненных.

Осенью 2004г. в американском штате Массачусетс стартовал судебный процесс над двумя сотрудниками Гарвардского университета. Андрей Шлейфер и Джонатан Хэй обвинялись в махинациях и финансовых злоупотреблениях. Окружной прокурор потребовал возместить нанесенный стране ущерб — 136 млн долларов.

Все началось в декабре 1992г., когда конгресс США принимает закон о поддержке либеральных российских реформ. Средства на поддержку должны поступать из бюджета. Государственным заказчиком назначено Агентство помощи развивающимся странам (USAID). Однако агентство заключает договор со знаменитым Гарвардским университетом, и отныне уже сотрудники Гарварда полностью распоряжаются спонсорскими миллионами. Но средства, выделенные на поддержку реформ, по назначению не попали.

Как установила прокуратура Массачусетса, направленные в Москву американские советники А. Шлейфер и Дж. Хэй, воспользовавшись неразберихой и дружбой с российскими чинами, пустили эти средства на собственные нужды. Обманным путем, за спиной Вашингтона, они купили пакеты акций крупнейших предприятий страны — "Ростелекома", "Газпрома", "Пурнефтегаза", "Черногорнефти", Иркутского, Саянского и Братского алюминиевых заводов и т. п.

В начале 90-х, когда в недрах Госкомимущества было сформировано подразделение зарубежных советников, его возглавил Джонотан Хей. В 1991 году Хэй был назначен старшим советником Госкомимущества. Очень скоро его влияние на Чубайса стало неограниченным. Американец не только участвовал в подготовке всех президентских либеральных указов, но и определял стратегию реформ в целом. Согласно приказу Чубайса, все проекты Уазов Президента РФ, решений Правительства РФ и распоряжений Госкомимущества должны были проходить через особую комиссию, председателем которой был М. Бойко, а замом - все тот же Джонотан Хей.

Пункт 2 приказа определял, что следует делать при наличии отсутствия заключения комиссии за подписью председателя или его зама (американского гражданина Дж. Хея) экспертной комиссии. А делать как раз ничего не требовалось, ибо визирование документов руководящими работниками Госкомимущества, а также постановка печати и выходного номера просто-напросто категорически строго воспрещались. Контролировать весь этот процесс был поставлен Петр Мостовой.

Таким образом, приватизационный процесс в России был изначально поставлен под контроль граждан США. Сам же Максим Бойко имел вид на жительство в Штатах (так называемый "грин-кард"), а отец его и вовсе постоянно жил в Америке, читая лекции в закрытом учебном заведении ЦРУ.

В ГКИ работали и имели постоянные пропуска 32 сотрудника американских фирм — и русские и американцы, которые имели доступ в святая святых: компьютерный центр ГКИ. То есть они заранее получали информацию (какой конкурс готовится, какие условия будут выставлены), что давало им огромные преимущества и делало победу предопределенной. Причем один из этих американцев, вышеупомянутый Джонатан Хэй по данным отечественной контрразведки, являлся кадровым разведчиком ЦРУ.

Чуть позднее зампред Госкомимущества Д.Васильев и М. Бойко создали интересную организацию - общественно-государственный фонд "Российский центр приватизации" (РЦП). При этом никто не обратил на юридическую безграмотность: российское законодательство не знало такого понятия - "общественно-государственный фонд". После регистрации РЦП М.Бойко стал его гендиректором с правом принимать решения по расходованию иностранных займов, а Д. Васильев получил право участвовать в управляющем совете РЦП. Его делом было подавать заявки для использования средств этих самых займов.

Явная заинтересованность иностранных банков, в том числе Международного банка реконструкции и развития (МБРР) и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в создании такого центра и, в том числе для перекачки через него связанных кредитов, видна сразу, - так под личное письмо А.Чубайса был выдан аванс в размере 1,5 млн долларов.

Условия дальнейших кредитов были довольно странными для борцов за рыночную экономику. Российская сторона полностью отсекалась от возможности участия в распределении кредитов и даже контроля за их расходованием. Основным условием предоставления кредитов выдвигалось требование создания конкретного частного центра, учрежденного иностранными заинтересованными организациями, каким и стал РЦП. Учредители наделялись чрезвычайно широкими полномочиями по управлению кредитами банков.

Для "прикрытия" была образована Правительственная комиссия под предводительством В.С.Черномырдина. Как и следовало ожидать, за все время своего существования комиссия не проявляла признаков жизни. Во всяком случае, при проверке деятельности РЦП Счетной палатой РФ в августе 1999 года, материальных следов ее деятельности обнаружить не удалось.

На что же была направлена работа РЦП? Судя по всему, на обеспечение интересов иностранных участников приватизации (все это требовало и немалых людских ресурсов - численность работников Центра доходила до 150 человек). К примеру, по контракту ЕВС-007 было израсходовано 297 тыс долларов на подбор руководящих кадров для Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, которой Указом Б.Ельцина были предоставлены широкие полномочия. Гарантией соблюдения интересов 30 иностранных банков было создание "Депозитарно-клирингового центра". На подбор персонала, на техническое оснащение и на аудиторскую проверку депозитария было списано 292 тыс долларов.

Российские работники Центра получали зарплату из средств разовых иностранных грантов Агентства по международному развитию США (USАID), при этом сотрудники не упускали возможности подворовывать и из тела кредитов, такой факт установлен по кредиту МБРР – Е-509. В свою очередь, иностранные работники имели контракты с заинтересованными зарубежными фирмами и в оплате своей деятельности в России не нуждались. Это послужило основанием не оформлять их на работу по правилам трудового законодательства РФ. И при этом они обладали правом подписи на финансовых документах РЦП.

Следствием финансовой вольницы стало то, что не менее 79% средств кредитов по соглашениям с МБРР и 65% средств по соглашениям с ЕБРР вообще не проходили через систему денежного обращения России, то есть российские налогоплательщики должны будут возвращать с процентами долги, которые и в Россию не заходили. Доллары иностранных кредитов, по распоряжениям РЦП, списывались непосредственно со счетов ведущих банков в Нью-Йорке и в Лондоне на счета "консультантов", которые даже не пересекали границ России.

Кроме обязательств России по возврату кредитов и процентов по ним, российская сторона в лице Госкомимущества, производила доплаты иностранным банкам в виде штрафов. Так в результате нарушения сроков использования кредита ЕБРР российская сторона должна была доплатить дополнительно 1% комиссионных и 600 тыс. долл. на командировочные расходы, за рабочее время инспекторов банка, осуществляющих надзор.

Когда Минфин России отказался оплачивать такие убытки российской стороны, тогдашний заместитель председателя Госкомимущества Альфред Кох в нарушение Положения о расходовании средств от приватизации, получаемых Госкомимуществом, оплатил штрафы и командировки из этого фонда.

В составе РЦП было образовано 8 региональных отделений – РгЦП: Среднерусский, Южно-российский, Среднесибирский, Урало-сибирский, Западно-сибирский, Псковско-Валдайский, Волго-Вятский, Центр приватизации Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Финансирование их деятельности осуществлялось за счет грантов Агентства международного развития США через доверенные консалтинговые фирмы "ПрайсВотерхаус", "Артур Андерсон", "Корана инкорпорейтед".

Без всякой на то нужды, Российской Федерацией было подписано с международными финансовыми организациями пять соглашений на общую сумму 219,8 млн долл. Через РЦП были пропущены средства трех займов: с Международным банком реконструкции и развития (МБРР) 3546-0- RU на содействие осуществлению приватизации в сумме 90,0 млн долл. ; с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) е-069 на содействие осуществлению приватизации первоначально определенном в сумме 43,8 млн долл., в дальнейшем уменьшенном до 15,3 млн долл. с Европейским банком реконструкции и развития е-509 на сумму 28,5 млн долл. на постприватизационную поддержку предприятий.

Заем ЕБРР е-069 от 15 марта 1993 года, был получен для разработки и осуществления программы приватизации, а проверка финансовых операций РЦП проводилась иностранными аудиторами из числа "персонала по проведению аудиторских проверок оборонных подрядчиков Соединенных Штатов Америки". Такой сверхаккуратный подбор аудиторов невольно наталкивает на мысль, что разворовывание кредитов должно было остаться тайной и от американских налогоплательщиков.

В общем виде соглашения с МБРР и ЕБРР представляют собой международные договоры по предоставлению связанных кредитов, за счет которых были закуплены услуги преимущественно зарубежных консультантов и офисное оборудование. При этом конкретные результаты от использования средств займов ни текстами соглашений, ни отчетами комиссии В.Черномырдина предусмотрены не были.

Надо понимать, за особые заслуги Президент Б.Ельцин 30 сентября 1997 г. подписал Указ о назначении М. Бойко министром государственного имущества Российской Федерации и заместителем председателя правительства.

Теперь подробнее о том, чем же занимались иностранные советники в РЦП под непосредственным патронажем Максима Бойко и Дмитрия Васильева. 20 сентября 2000 года Конгресс США опубликовал доклад экспертной группы по коррупции в России. Составитель доклада, республиканец Кристофер Кокс, сравнил работу над документом с процедурой вскрытия трупа. С американской стороны главным виновником расцвета российской коррупции были названы вице-президент администрации Клинтона Альберт Гор, заместитель Госсекретаря Строуб Тэлбот и министр финансов Лоуренс Саммерс. Со стороны России таковыми в докладе признаны Анатолий Чубайс и Виктор Черномырдин. Чубайсу в докладе отводится особое место. Анатолий Борисович, по сути, назван банальным вором. Госкомимущество до сих пор не отчиталось за 116 млн долларов американской финансовой помощи, полученной в период, когда этим ведомством руководил Чубайс.

Согласно иску Минюста США, работники РЦП, граждане США Хэй, Шлейфер, Циммерман и Хеберт участвовали в различных способах торговли служебной информацией. Хэй и Циммерман основали "левую" российскую компанию для нелегального экспорта прибылей от внутренних торговых операций с ГКО. Хэй, Шлейфер и Циммерман также инвестировали средства в российские нефтяные компании, записывая акции на имя отца Циммермана.

Когда эта информация весной 1997 года стала достоянием широкой публики, Гарвард, узнав о готовящейся в "Уолл-стрит джорнэл" публикации разоблачительных материалов, выставил и Шлейфера и Хэя из Института международного развития. Чтобы замести следы, российское правительство в лице Чубайса немедленно порвало отношения с Гарвардом.

Итогом деятельности иностранных советников РЦП не могло не стать вопиющее разбазаривание имущества страны и повальная скупка наиболее перспективных предприятий иностранными инвесторами. По данным министра внутренних дел В.Ф.Ерина и его заместителя В.П.Страшко, за 11 месяцев 1994 г. в сфере приватизации было выявлено 1684 преступления, 127 из которых совершены в крупных и в особо крупных размерах. Наиболее типичными преступлениями были: взятки, криминализация на рынке жилья, скупка акций наиболее рентабельных отраслей народного хозяйства различными иностранными компаниями и фирмами с нарушениями законодательства. Как правило, не декларировался источник доходов при скупке крупных и гигантских пакетов акций физическими лицами.

Вот неполный перечень документов, направленных руководству страны для оценки процесса приватизации: Постановление Государственной Думы Российской Федерации от 9 декабря 1994 года, обращение Московской областной Думы от 2 ноября 1994 года № 10/35, записка И.О. Генерального прокурора Российской Федерации А. Илюшенко "О фактах разбазаривания федеральной собственности на предприятиях военно-промышленного комплекса", справка начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики С.Верязова от 30 декабря 1994 года, письмо первого заместителя директора Службы внешней разведки Российской Федерации В. Трубникова от 29 ноября 1994 года, письмо С. Степашина от 24 июня 1994 года, письмо Е. Примакова и С. Степашина от 26 августа 1994 года, записка Председателя Госкомимущества В. Полеванова от 18 января 1995 года № ВП-424 "Анализ первого этапа приватизации и предложения по его совершенствованию".

В частности, обращалось внимание на особую опасность проявленного со стороны иностранных корпораций стремления приватизировать российские промышленные объекты стратегического значения. В аналитической записке В. Полеванова на имя председателя правительства Российской Федерации В.Черномырдина приводились факты участия иностранного капитала в приватизации оборонных предприятий страны. Держателями пакетов, близких к контрольным, авиационных предприятий АО "Рыбинские моторы" (г.Рыбинск), завода "Прогресс" (г.Самара), АО "Пермские моторы" (г.Пермь), НПО "Завод им. Климова" (г.С-Петербург) стала фирма "Дженерал Электрик" (США), ее дочерние компании "Пратт Уитни" (США) и "Пратт Уитни" (Канада).

По мнению специалистов, указанные компании, являясь ведущими в мире в этой области, намерены были препятствовать развитию российской авиационной техники и выходу России на международный рынок с новейшими разработками. Фирмы "Боинг" и "Сикорский" через российские компании АО "МММ" и "Садко-аркада" провели скупку 28% акций "Московского вертолетного завода им. М.Л.Миля". Руками "Авиабанка" фирма "Боинг" взяла под контроль авиационный завод АО "Ави.С" (г.Самара). Компания "Ник Корпорейшен"(США) через посреднические фирмы ТОО "Данек" и АОЗТ "Финансовый центр Столица" скупила 31,2 % акций МНПК "Авионика" (г.Жуковский), 30% акций предприятия "Авиазапчасть" (г.Москва).

Около 30% акций Московского электродного завода, куда была передана площадка НИИ "Графит", производящая стратегический графит для военного ракетостроения, принадлежит подставной российской фирме "Граникс", средства которой были предоставлены связанным с ЦРУ гражданином США Джонотаем Хэйем. В результате этого НИИ "Графит" под давлением американцев отказался принимать заказ военно-космических сил России и начал производство изделий для США по технологии "Стелс".

Согласно Программе приватизации, утвержденной Верховным Советом Российской Федерации, предприятия оборонного значения подпадали под ограничения и могли быть приватизированы лишь по решению правительства. Правительством были утверждены "запретные" списки, однако почти сразу, по инициативе Госкомимущества по 78 предприятиям пакеты акций из федеральной собственности были раскреплены, а еще по 22 - уменьшены в размерах.

По отчетным данным Департамента приватизации Госкомоборонпрома России, приватизация предприятий оборонного значения шла в среднем быстрее, чем в других отраслях. Если в 1992 году было приватизировано в среднем 18,6 % предприятий, то по оборонке их было приватизировано 8,2 %, за 1993 год было приватизировано 36,1 %, по оборонке 38,0 %, за 1994 год — 47,0 %, по оборонке — 53,9 % от общего числа предприятий, соответственно.

Анализ участия сторонних инвесторов в приватизации предприятий оборонного комплекса показывает, что из 577 инвесторов 227 (39,3%) — фирмы с неизвестным профилем, 105 — финансовые посредники и лишь 11 — оборонные предприятия, которым каким-то чудом удалось участвовать в сохранении технологических цепочек на правах собственности. Фирмы с неизвестным профилем скупили 66 пакетов (от 8 до 23%) и 40 пакетов (от 23 до 47%). Из 239 предприятий, представивших выписки из реестров акционеров, сторонние акционеры завладели 92 блокирующими и 17 контрольными пакетами акций.

Точка в истории с американскими консультантами российских приватизаторов была поставлена в августе 2005 года, когда американский суд вынес приговор. Деятельность двух сотрудников обошлась Гарвардскому университету в 26,5 млн долл. Именно такую сумму университет заплатит американскому правительству за активную предпринимательскую деятельность, которой его сотрудники занимались в России в середине 90-х годов. В обмен на этот штраф будет прекращено судебное разбирательство против профессора экономики университета Андрея Шлейфера и бывшего сотрудника, ныне работающего юристом в Лондоне Джонатана Хея. Сами консультанты заплатят в доход государства по 2 млн долларов.

Ущерб же, причиненный вышеупомянутыми сотрудниками Госкомимущества

России, действовавшими при непосредственной поддержке Анатолия Чубайса и Максима Бойко, оценить невозможно и вряд ли он будет возмещен.

Сам же Максим Бойко, ушедший в отставку после "книжного скандала" в 1997 году, продолжает работать в компании "Видео Интернешнл".